Человек спасающий. Денис Хохрев – о работе реаниматолога

0 47
Rotaban.ru - биржа баннерной рекламы

Человек спасающий. Денис Хохрев – о работе реаниматолога

Для значительной части югорчан Денис Хохрев является личностью легендарной. Ещё бы, будучи классным анестезиологом-реаниматологом отделения реанимации ОКБ, он с самого начала пандемии COVID-19 работал в «красной зоне», рискуя жизнью, спасал людей. За вклад в борьбу с коронавирусной инфекцией, самоотверженность и высокий профессионализм, проявленные при исполнении врачебного долга, распоряжением Президента России ему объявлена Благодарность. Кто, как не этот врач должен стать очередным героем рубрики «Спасибо за город»?

«На работе приходится быть смелым»

– Вы наверняка родом из семьи потомственных медработников…

– Совсем нет. Родился я в Урае, мама была товароведом, отец – авиаинженером, и они не напрягали меня с выбором профессии. Если честно, то не представляю, как оказался в медицине. Раньше считал, что для этого человек с малых лет должен ощущать в себе какое-то призвание. На самом деле всё оказалось гораздо проще. В общем, поступил в Ханты-Мансийский медицинский колледж при медакадемии, затем проходил ординатуру в Тюмени, год поработал в Урае. И – вернулся в Ханты-Мансийск, так как со времён студенчества прикипел к этому городу.

 – Почему выбрали именно эту специализацию?

– Так получилось. Ещё в период учёбы начал подрабатывать медбратом в отделении реанимации, мне в нём очень понравилось, решил стать реаниматологом. Наверное, потому что всё приходится решать здесь и сейчас, а не потом как-нибудь. У нас меньше писанины, а я – человек дела. По жизни стараюсь всё делать качественно, терпеть не могу халтуру.

– Наверное, вы должны постоянно чувствовать на плечах тяжкий груз ответственности…

– Во время интубации трахеи у врача есть всего несколько секунд для того, чтобы ввести трубку. Когда первый раз проводил её самостоятельно, то старшие коллеги потом удивлялись: мол, слишком уж спокойно ты всё проделал, не паниковал и даже не нервничал.

– Неужели вам неведомо чувство страха?

– Ведомо, если пациентом является ребёнок, в этом случае невозможно оставаться абсолютно бесстрастным. Но 20 лет стажа позволяют быть сдержанным. Всегда говорю молодым коллегам: в любой критической ситуации никогда не надо орать, нужно прежде всего успокоиться и разобраться. Так что на работе приходится быть смелым. Ну, и своих никогда не дам обижать.

«Мы не ангелы»

– Убеждён, что далеко не всякий доктор сможет быть реаниматологом…

– Конечно, так как повсеместно наблюдается большой дефицит нашего брата. Специальность эта смежная, так как приходится работать со всеми врачами – гинекологами, хирургами, онкологами. Когда коллеги не знают, как поступить, вызывают нас.

– Вам почему-то не сидится на одном месте, кроме всего прочего, вы ещё и подрабатываете в санавиации.

– Действительно – с 2006-го года. В месяц обычно выпадает три-четыре суточных дежурства, вот в минувшую субботу улетели в десять часов вечера и вернулись в пятом часу утра. Причины вызовов самые разные – травмы, ожоги, инсульты и так далее.

– Есть ли среди пациентов те, кого можно назвать вашими любимыми?

– Пожалуй. Приятно работать с теми, кто с пониманием относится к нам. А вообще со всеми можно найти общий язык. Как-то прилетели забирать 70-летнюю бабушку с инфарктом, и я выскочил из вертолёта помочь ей перебраться из скорой на борт. Вижу, что она сильно волнуется, ей плохо, и начинаю успокаивать: «Пойдёмте, моя девочка!» Она разулыбалась: «Знаете, как давно меня никто так не называл!» И всё завершилось благополучно.

– Вы, человек верующий?

– Скажу так: убеждён, что есть кто-то там, наверху. Слишком много примеров, когда человек вдруг выздоравливает после травм, при которых выжить вроде бы вообще невозможно. Помню, забирали санавиацией захлебнувшуюся девочку, которая находилась в критическом состоянии, на искусственной вентиляции лёгких. Тем не менее удалось её спасти. Другой крайне тяжёлый пациент, родом из Таджикистана, должен был умереть – но выжил, хоть и похудел на 30 килограммов. Заезжал потом, благодарил.

– Ощущаете себя немножечко «ангелом-хранителем»?

– Нет, мы не ангелы, к тому же выздоровление пациентов – это прежде всего заслуга среднего медперсонала, большая часть которого относится к своему делу с душой, а к обязанностям – щепетильно. Потому что это не просто работа. Знаете, однажды батюшка нас назвал «руками Бога». Это, конечно, громкие слова, но доля правды в них есть.

 «Всем доволен»

 – Как вы оказались в «красной зоне»?

– На тот момент исполнял обязанности завотделением, когда сообщили, что необходимо сформировать группу врачей для работы с больными ковидом. Предлагали всем, но согласился я – вместе с молодыми коллегами Эльдаром и Стасом. Втроём и составили костяк. Просто кому-то надо было войти в «красную зону» и остаться там – почти на два года.

– Если бы довелось вдруг начать жизнь заново – пошли бы в доктора?

– Думал над этим вопросом… Не знаю, может быть, стоило податься в строители? На самом деле всем доволен, всё хорошо. Особенность медицины заключается в том, что когда в ней поработал лет десять, то уже не сможешь быть никем другим. Хотя я в своё время пытался и даже получил ещё одно образование – юридическое.

– Какой-то у нас слишком совершенный образ получается… Если честно – у вас недостатки есть?

– Ну, мало книг в жизни прочитал, да и языком плохо владею. На церемонии награждения конкурса «Журналист года Югры – 2022», в которой пригласили принять участие, мне надо было произнести со сцены четыре строчки – так я их сутки учил!

 – Что вы видите, глядя в иллюминатор вертолёта санавиации?

– Свою Родину, на которой живёт моя семья и на которой я строю дом. Надеюсь, на следующий год встречу уже в нём свой 45-й день рождения.

 – Кто, кроме вас, будет в нём жить?

– Жена Яна, она трудится на госслужбе, 13-летняя дочь Надежда и сыновья – 16-летний Данила и семилетний Миша.

– Ханты-Мансийск: на ваш взгляд, что в нём есть хорошего?

– Да мне всё здесь нравится! На моих глазах он из месяца в месяц хорошел и благоустраивался, превращаясь в «конфетку»!

– И что, неужели в нём нет ничего, вас огорчающего?

– Сейчас подумаю… А-а-а, в строительных магазинах не нашлось нужных креплений для утеплителя, так пришлось везти из другого города…

Из сообщений СМИ: «Анастасия Попова из Берёзовского района поступила в Окружную клиническую больницу беременная с крайне тяжёлой коронавирусной инфекцией. По жизненным показаниям врачи сделали кесарево сечение, ребёнка забрала мама пациентки. Долгое время врачи боролись за жизнь женщины, длительное время она была на ИВЛ и ЭКМО, в общей сложности провела в больнице шесть месяцев, четыре из них – в реанимации. Анастасия Попова считает Дениса Хохрева своим главным спасителем, а ведущие эксперты страны называли этот случай «национальным рекордом».


Автор: Андрей Рябов

Человек спасающий. Денис Хохрев – о работе реаниматолога

Источник

Оставьте ответ