НИЧТО НЕ УКРОЕТСЯ ОТ ВЗГЛЯДА ОФТАЛЬМОЛОГА

0 20
Rotaban.ru - биржа баннерной рекламы

НИЧТО НЕ УКРОЕТСЯ ОТ ВЗГЛЯДА ОФТАЛЬМОЛОГА

Алексей Гусев: «Воспоминание о том, как мы оперировали ночью «ковидного» пациента с проникающим ранением глаза, не является самым приятным: в полном защитном обмундировании, в духоте. Было тяжело». Врач-офтальмолог рассказал о том, как технологии облегчают жизнь, и трудностях работы во время пандемии.

БУДНИ ДНЕВНОГО СТАЦИОНАРА
Отличие дневного стационара от круглосуточного в том, что его пациенты после операции могут сразу отправляться домой. Ведь, как говорит герой нашего материала, «дома и стены лечат». «В последние годы технологии микрохирургии настолько шагнули вперед, что позволили пациентам не находиться после операции под круглосуточным наблюдением в стационаре, а проходить лечение амбулаторно. Психологически пациентам легче восстанавливаться после операции в привычных домашних условиях. Но, конечно, бывают патологии, которые предполагают лечение только в круглосуточном стационаре», – поясняет врач. В дневном стационаре хирурги-офтальмологи проводят оперативное лечение патологии придаточного аппарата глаза, а также катаракты и глаукомы с применением новейших технологий. «В случае катаракты мы используем метод факоэмульсификации – удаление хрусталика глаза с помощью ультразвука. Вместо своего «отслужившего» имплантируем искусственный хрусталик, как отечественных, так и зарубежных фирм. Сейчас принято не ждать полного созревания катаракты, наоборот, технически легче проводить операции на незрелых катарактах. Поэтому долгое ожидание операции может привести к перезреванию катаракты, и технически операция становится очень сложной. Что касается глаукомы, в этом случае делаем щадящие, не проникающие операции, часто в сочетании с лазерной поддержкой до и после операции», – говорит Алексей Гусев.В основном, в дневной стационар направляются плановые пациенты. Но, как поясняет врач, экстренные пациенты с патологией, не требующей оперативного лечения, также могут лечиться в дневном стационаре амбулаторно, периодически являясь на осмотр.

ЗЕРКАЛО ДУШИ

Офтальмолог – пожалуй, единственный врач, общение с которым невозможно без прямого зрительного контакта. «Вы наверняка слышали это выражение: «Глаза – зеркало души»? Представляете, какими высококлассными психологами мы становимся, ежедневно заглядывая в души пациентов на протяжении многих лет – все тайное становится явным! Ничто не укроется от зоркого и беспристрастного взгляда офтальмолога», – подмечает Алексей Александрович. А причины травм глаза, с которыми люди обращаются к хирургам-офтальмологам, бывают подчас самыми невероятными: «Чаще всего это проникающие ранения глаза. Чем только не ранятся пациенты: и блесной, и стеклом, палками, ножницами, иголками, дротиками и не только. Если говорить про производственные травмы, то здесь, в основном, причиной ранения являются отлетающие куски металла». В среднем, в операционные дни дневной стационар принимает до 15 человек. И не только из Ханты-Мансийска. В Офтальмологический центр ОКБ приезжают пациенты со всего округа.


АППАРАТУРА МОЖЕТ НЕ ВЫДЕРЖАТЬ

Пандемия не могла не сказаться на работе Офтальмологического центра. После начала «первой волны» центр был трансформирован в «ковидный госпиталь». Сотрудников рассредоточили по всей окружной больнице, плановые операции не проводились вовсе. «Воспоминание о том, как мы оперировали ночью «ковидного» пациента с проникающим ранением глаза, не является самым приятным: в полном защитном обмундировании, в духоте. Было тяжело. Но даже в этих не комфортных условиях мы продолжали работать, дежурить, оперировать», – делится врач-офтальмолог. Как поясняет Алексей Александрович, за все это время накопилось много пациентов с запущенными заболеваниями. «Не хотелось бы думать, что «вторая волна» приведет к повторному закрытию нашего центра, потому что последствия этого будут трудно поправимы. Полагаю, аппаратура может не выдержать повторной транспортировки, а число запущенных случаев вырастет в разы», – говорит Алексей.

РОДИТЕЛИ И ДЕТИ

Алесей Гусев окончил Омскую государственную медицинскую академию в 1999 году. Вопроса, кем ему быть, перед парнем даже не стояло. «Когда оба родителя врачи, твоя судьба предопределена, а если один из них еще и офтальмолог, тогда шансы на другую профессию равны нулю», – улыбается врач.Брат Алексея также не избежал медицинской судьбы, но решил выбрать психиатрию. Не иначе – семейная династия. Алексей Александрович вместе с супругой воспитывает троих детей. Профессия, конечно, не предполагает много свободного времени, но когда есть возможность, папа старается проводить его с детьми. «Старший сын учится в университете, младший ходит в садик, что обязывает постоянно быть в тонусе, поддерживая имидж молодого папы. Между сыновьями красавица-дочка, семиклассница», – рассказывает любящий отец. Алексей занимается спортом и читает книги, он уверен: «Тренированные тело и мозг – залог полноценной старости».

ОТПЕЧАТОК ПРОФЕССИИ

Алексей Александрович считает, что хочешь-не хочешь, но профессия обязательно отложит свой отпечаток на твое отношение к жизни:

«Помню, будучи детьми, мы с братом играли с острыми палками и ножичками. И не дай Бог на горизонте в это время появлялся отец! Дома с нами постоянно проводились профилактические беседы. Сейчас я стал замечать это и за собой: зорко слежу за уличными играми своих детей, и, опять же, не дай Бог в руках у кого-нибудь появится острая палка». Не могли не поинтересоваться, как отец-офтальмолог относится к использованию детьми электронных гаджетов. «Полностью лишать детей достижений непрерывно развивающейся науки не имеет смысла. Главное – стараться соблюдать баланс», – заключил Алексей Гусев.

Евгений Дюмин, газета «Самарово-Ханты-Мансийск»

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

семнадцать + 1 =